Иновещание является составной частью Чешского Радио 
25-6-2022, 20:56 UTC
Радио Прага 65 лет
  Призрак войны

Карел Чапек (первый слева) и Франтишек Кржижик (сидит) во время обращения с посланием мира В конце 1937 года, когда над Центральной Европой нависла реальная угроза фашизма, в истории «Радиожурнала» произошло знаменательное событие: 24 декабря в 23 часа на всех станциях Чехословацкого радио вышло в эфир «Обращение ко всем людям доброй воли».

В нем с посланием мира выступили пионер электротехники Франтишек Кржижик (1847-1941), которого называли чешским Эдисоном, и писатель Карел Чапек (1890-1938). Девяностолетний Франтишек Кржижик обращался к Альберту Эйнштейну, а Карел Чапек – к Рабиндранату Тагору. Карел Чапек в своей речи в частности сказал: «Господин Тагор, приветствуем Вас из Чехословакии, где сейчас идет снег, из Европы, где нам грустно, из западного мира, где и те самые высококультурные народы не могут подать друг другу руку, как родные братья. В то время, когда в самой западной и самой восточной точках нашего общего континента гремит канонада, к Вам обращается в канун Hового года слабый голос западной демократии «Да здравствует мир! Но пусть это будет мир свободных, равных людей».

Оба адресата услышали обращение на радиоволнах и ответили на него. Вот что сказал Альберт Эйнштейн: «Этот рождественский привет на самом деле послан всем, кто в это смутное время неравнодушен к судьбе духовных ценностей. Все они знают, что Чехословакия в тяжелых условиях отстаивает политическую свободу и права человека, без которых невозможен расцвет духовной жизни. Надежда и сердечные пожелания всех друзей правды, человечности и свободы поэтому адресованы Чехословацкой республике в сердце Европы, которая под ведением мудрых и прозорливых людей работала и будет работать во имя светлого будущего Европы».

В 1938 году предвоенное развитие радиовещания за рубеж достигло кульминации. Вещание на Европу и Америку было продолжено на час в день, и на Восток – на два часа. В целом объем вещания в первой половине 1938 года достиг 9 часов в день. Вещание на Европу состояло из чешских новостей, получасовой музыкальной передачи, немецкой версии новостей, лекции на английском, немецком или французском языках, получасовой музыкальной программы, французской версии новостей, двадцатиминутной музыкальной программы, английской версии новостей, технической паузы и 25-минутной музыкальной передачи. Музыкальные программы занимали примерно три четверти вещания, новости – 15 процентов, лекции – 5 процентов, литературные программы и обзор прессы – 5 процентов. В мае 1938 года «Радиожурнал» был внесен в список организаций, важных с точки зрения безопасности государства, и государство стало еще сильнее контролировать вещание.

В 1938 году к работе в редакции коротковолнового вещания приступил брненский поэт и литератор Иван Елинек, который вспоминает об этом непростом времени конца 30-х годов следующее: «Наши чешская и словацкая программы были предназначены для бывших соотечественников, живущих в Америке, английские программы – для Англии ианглоязычного региона в Африке и в Азии. Аналогично дело обстояло и с французской версией программ. Вещание на испанском языке велось на Южную Америку. Станция «Прага ОЛР» находилась в эфире, включая музыкальные передачи, составлявшие почти треть программы, 20 часов в сутки. Новости мы готовили на чешском, словацком и на всех вышеперечисленных иностранных языках. Все это шло по проводам в канцелярию Чешского телеграфного агентства (ЧТК). Все тексты должны были подаваться цензору доктору Форшту, который мудрыми советами спас много передач».

Диктор Божена Данешова Иван Елинек упомянул о некоторых важных деталях. Во-первых, вещание новостей велось прямо из ЧТК, что в довоенное время было обязательным для всего Чехословацкого радио. Эта практика изменилась в критические осенние дни 1938 года, когда на радио возникло информационное отделение, где готовили новости на иностранных языках для коротковолнового вещания. Далее, необходимо коснуться вопросов о цензуре и о названии станции. Существование цензора подтверждают и другие свидетели, но все приходят к мнению, что он не был слишком строгим, а некоторые тексты, особенно иностранные, вообще не читал. Если говорить о позывных для идентификации коротковолновых станций, то за Чехословацким радио была международно закреплена приставка ОЛР, за которой следовало различительное обозначение частоты. Например, в диапазоне 19 метров Подебрадский передатчик использовал позывные ОЛР 5А и ОЛР 5Б, в диaпaзoнe 25 метров – ОЛР 4А, в диaпaзoнe 49 метров – ОЛР 2А. Музыкальными позывными коротковолнового вещания были несколько первых тактов из «Симфонии из Нового Света» Антонина Дворжака.

Осенью 1938 года, в период Мюнхенского договора, в соответствии с которым Судеты становились немецкой территорией, произошло расширение вещания. Увеличилось количество выпусков новостей. Общий объем вещания во время сентябрьского кризиса достиг 22 часов в сутки. Вскоре после подписания Мюнхенского договора – 15 октября 1938 года– была введена новая схема вещания. К уже существующeмy вещанию на Европу, Америку и на Восток добавилoсь вещаниe на Центральную и Южную Америку. Общая продолжительность программы достигла 19 часов в сутки, из них 14 часов преобладала музыка и более 3 часов – новости. К существующим языковым версиям (чешская/словацкая, английская, немецкая, французская, русинская, испанская) были добавлены итальянская, португальская, сербо-хорватская, румынская. Чтобы достичь максимального эффекта, коротковолновое иновещание было объединено с внутриреспубликанской радиостанцией «Прага-2». Программы коротковолнового иновещания и станции «Прага-2» таким образом выходили в эфир как на коротких волнах, так и на средних. В декабре 1938 года после потери передатчиков в приграничных районах и после частичного отделения «Словацкого радио», компания «Радиожурнал» была переименована на «Чешско-Словацкое радио».

В период Мюнхенского договора в Чехословакии работал канадский журналист и будущий историк Гордон Скиллинг. В Праге он дописывал свою докторскую диссертацию и одновременно подрабатывал как редактор коротковолнового вещания: «Работал я в вещании на Северную Америку и готовил информационные бюллетени на основе чешских новостей и статей из газет. Помню, как были разочарованы люди после Мюнхена, один из моих начальников на радио, его звали Краус, в знак протеста даже выбросил во Влтаву свой французский Орден Почетного Легиона».

Предупредительная надпись на радиоприемнике во время войны: «Помни, что прием зарубежных радиостанций запрещен и строго карается, вплоть до смертной казни» Здесь необходимо вспомнить о вещании на языке эсперанто, которое сыграло важную роль в информировании общественности всего мира о том, что происходило в довоенной Чехословакии. Программы на языке эсперанто не были частью вещания за рубеж, но обращались к той же аудитории. Они готовились на радиостанциях в Брно и Остраве и выходили в эфир на средних волнах. В программу входили лекции о Чехословакии, а начиная с 1938 года - и новости о политической ситуации. Отклики на эти программы приходили со всего мира. В последнем довоенном году их пришло более 2 тысяч. Две программы на языке эсперанто в 1938 году вышли в эфир также на коротких волнах.

15 марта 1939 года оставшаяся часть чешского государства была захвачена нацистской Германией, и был объявлен «Протекторат Чехии и Моравии». Об этом дне вспоминает диктор Божена Данешова: «15 марта я сидела в студии, оставалось как раз несколько минут до выхода в эфир, я ждала позывных передатчика из Подебрад. Того, что произошло потом, никто не ожидал. В дверь вдруг постучали, вошел немецкий офицер. Должна сказать, что он был предельно вежлив. Извинился и сказал, что ему жаль, но вещание из Подебрад было прекращено. Так закончился довоенный период коротковолнового вещания, которое выходило в эфир под позывными ОЛР. С началом оккупации закончилась моя дикторская карьера».

Мемориальная доска жертвам фашизма с именем Зденьки Валло на здании Чешского радио Иван Елинек в своих воспоминаниях о стремительных событиях, развернувшихся после 15 марта, сообщает: «В здании радио уселся новый шеф. Он имел должность Fьhrers Stellvertreter. Его звали Марек. Я записался к нему на прием и сказал, что внимательно изучил речь Гитлера, в которой он обещает полную культурную независимость чешского народа. Тогда у меня есть вопрос: является ли радио частью культуры чешского народа. Марек был удивлен, но ответил: «Да». Я обратился к нему с просьбой, чтобы он дал приказ возобновить работу коротковолновой станции «Прага ОЛР». Марек пообещал, что выяснит, можно ли по этому вопросу что-либо сделать. И действительно, через два дня он позвонил мне и сказал, что разрешается продолжать вещание на коротких волнах, но только на чешском языке».

Это воспоминание подтверждает, что вещание на коротких волнах во время войны не исчезло навсегда. Из почти 20 часов вещания осталось всего два, во время которых велось вещание на Северную Америку. В основном это были музыкальные передачи, с официальными десятиминутными выпусками новостей на частоте, обозначенной ОЛР 4А в диапазоне 25 метров, а летом - на ОЛР 5А в диапазоне 19 метров.

После оккупации «Чешско-Словацкое радио» постепенно превратилось в «Чешское радио», которое стало частью «Радио Третьего Рейха» как Rundfunk Bцhmen und Mдhren. Все официальные СМИ, в том числе и радио, стали инструментами фашистской пропаганды. В соответствии с распоряжением министерства транспорта и связи еще в марте 1939 года с радио должны были уйти лица еврейского происхождения. Большинство редакторов и дикторов коротковолнового вещания ушлo. Некоторые, как Иван Елинек, эмигрировали, другие поменяли профессию. Жизнь диктора Зденьки Валло, которая была еврейкой по происхождению, закончилась в концлагере. Ее память чтит мемориальная доска жертвам фашизма на здании Чешского радио.


[Содержание]   [Следующая глава]