Иновещание является составной частью Чешского Радио 
22-11-2019, 05:56 UTC
Проекты
 Aвтор:

Клара Чепова (Клер Ле Бри-Чеп): «Лето. Мне -13.»
На время каникул мои родители сняли дом в Солони. Мой брат как раз вернулся из родной страны моего отца. Это было вроде разведывательного визита, он первый из нашей семьи познакомился там с нашими пятью дядями и тетями, а также пятнадцатью кузенами и кузинами. Мы даже планировали вернуться туда все вчетвером в будущем году.
Надо сказать, что когда мой отец жил в Чехословакии, он был весьма известным писателем. С политикой имел мало общего, но ни его литература, на которую повлияла сильная католическая вера, ни его дружба с западными интеллектуалами не одобрялись тогдашним режимом. Чтобы избежать тюрьмы, он вынужден был тайно пересечь границу, перелезая через колючую проволоку. Его мать умерла в Моравии, он так ее и не увидел. И по прошествии двадцати лет в изгнании вдруг впервые появилась надежда – ситуация в стране потихоньку становилась легче. Мой отец и сам-то не верил в такое, но мы уже вовсю представлялли, как приедем в Мыслеховице и обнимемся с его братьями и сестрами.
В то утро, как обычно, я поднялась и собиралась завтракать с родителями. Все было не так, я чувствовала – что-то случилось, я пока я не знала, что именно. Мама прятала заплаканные глаза и носовой платок, отец сидел, сгорбившийся, замкнутый, и как будто не хотел нас видеть. Самое удивительное было в такой утренний час – работающее радио. Я ничего не понимала, я не хотела понимать слова, которые неслись из громкоговорителя. Они заполнили нашу комнату, они вторглись в наши жизни. Говорили о танках, о русских солдатах, об оккупации, описывали толпы на улицах Праги, баррикады, убитых.
Не сразу, я поняла, что мой отец уже никогда не вернется в свою родную страну. Это было 21 августа 1968.